Научный журнал
Современные наукоемкие технологии
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,021

ТИПОЛОГИЯ ПРИСТУПОВ РЕАКТИВНЫХ ПСИХОТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ У ПОСТРАДАВШИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО АКТА В Г. БЕСЛАН

Боев И.В. Садовничий К.С. Якшин В.А. Золотарев С.В. Уваров В.В.
В период оказания специализированной психолого-психиатрической помощи, пострадавшим в результате террористического акта в г. Беслан в сентябре 2004 года, специалистами ГУ Клиника пограничных состояний в результате клинико-психопатологической и психодиагностики было выявлено 12 пострадавших в возрасте от 18 до 45 лет (8 женщин, 4 мужчины), 1 ребенка в возрасте 12 лет с реактивными психопатологическими расстройствами психотического уровня.

Развитие реактивного психотического состояния характеризовалось 2 основными психопатологическими вариантами.

При первом варианте (6 женщин и 1 мужчина) реактивного психоза развитие психотического состояния характеризовалось внезапностью возникновения бредовых идей (по типу «озарения»), отличалось выраженной остротой психопатологических расстройств. В клинической картине наблюдались эпизоды кратковременного измененного сознания, растерянности. На фоне бредового симптомокомплекса по типу острого чувственного бреда были выражены проявления напряженного аффекта в виде состояний тревоги, страха, паники, когда у больных основная фабула переживаний локализовалась на ситуации заложничества. В структуре бредовых расстройств отмечались симптомы Капгра -ложного узнавания, когда в окружающих и медицинском персонале больные видели переодетых «загримированных террористов». Находясь в здании больницы, пациенты по прежнему считали, что продолжают находиться в школе и им грозит смертельная опасность. Сохранялось состояние психомоторного возбуждения по типу «двигательной бури», сменявшееся субступорозным расстройством, на фоне которого нарастали проявления депрессивного аффекта, что указывает на вероятностный патокинез от чувственного бреда к депрессивно-параноидным расстройствам.

При данном варианте реактивного психотического состояния, заболевание развертывалось в период от нескольких часов до 4-5 суток после окончания трагедии. В клинико-терапевтическом отношении данный вариант реактивного психоза отличался благоприятным прогнозом. Больным назначались внутривенные инфузии сложных фармакологических композиций на основе нейролептиков и/или антидепрессантов, ангиопротекторов. Выход из психотического состояния носил критический характер, сопровождался продолжительным медикаментозным сном. В последующем, после проведенной патогенетической интенсивной терапии клиническую картину определяли астено-субдепрессивные расстройства, воспоминания о пережитом в остром периоде психоза носили отрывочный, «лоскутный» характер. На данном этапе психофармакотерапии в схеме лечения ведущая роль принадлежала антидепрессантам.

При втором варианте развития реактивного психотического состояния (2 женщины, 3 мужчин) параноид развивался после периода более или менее длительного этапа выраженного эмоционального напряжения, тревоги, страхов длительностью от 10 до 20 дней. По анамнестическим данным, полученным от родственников, у пациентов в течение нескольких недель, предшествующих развитию психоза, нарушался ночной сон с нарастанием страхов о возможном повторении террористического акта в ближайшее время. Пациенты боялись выходить на улицу, утверждали, что видели подозрительных людей или машины террористов, внешний вид которых убедительно подтверждал их «подлые намерения» (идеи отношения, фрагментарные бредовые идеи). Они боялись отпускать детей в школу, психологически нагнетали атмосферу страха, ужаса, ажитации. Наряду с этим постепенно нарастали признаки тревожной депрессии со стойкими вегето-висцеральными нарушениями.

Бредовые расстройства в период манифестации психоза отличались большей степенью систематизации, больные обращались к сотрудникам правоохранительных органов, утверждая, что знают о новом готовящемся террористическом акте. В структурную тематику бреда вовлекали соседей знакомых, утверждая, что они «пособники террористов». Постоянно высказывали идеи преследования, которые становились ведущими. Наличие выраженных проявлений депрессии в сочетании с параноидом давали основание для установления диагноза депрессивно-параноидного синдрома.

Больные с данным вариантом реактивного психоза отличались большей степенью психофарматерапевтической резистентности. В этой связи терапия строилась на основе сочетания инфузионного введения сложных фармакологических композиций нейролептиков, ангиопротекторов, которые с первых дней лечения сочетались с назначением внутривенных инфузий трициклических антидепрессантов во второй половине дня. Течение реактивного психоза при данном варианте носило более затяжной характер, достигая 2-х - 4-х недель. У одного из обратившихся пациентов, мужчины в возрасте 23 лет, несмотря на, проводимую психофармакотерапию сохранялись тенденции к трансформации тревожно-депрессивного синдрома в депрессивно-апатический, в структуре которого была выражена стойкая систематизация бредовых расстройств. Обнаруженный синдромальный патокинез дал повод утверждать о психогенном аффективно-шоковом факторе, спровоцировавшем актуализацию эндогенных механизмов процессуального психического расстройства.

Как и в клинической картине заболевания у взрослых, острый психогенный параноид у обследованного ребенка 12 лет, возник по типу «реакции измененной почвы» (С.Г. Жислин, 1940). К числу факторов «измененной почвы», способствовавших развитию параноида, относились остаточные признаки раннего органического поражения головного мозга и нейросоматическая ослабленность, перенесенное ОРВИ перед терактом. В целом, клиническая картина характеризовалась в большей степени рудиментарными параноидными идеями и наличием страхов сверхценного содержания, в частности, страхом идти в школу потому, что «нет никакой гарантии, что ее не захватят». Психофармакотерапевтическая тактика в структуре патогенетической интенсивной комплексной терапии строилась на сочетании одной-двух внутривенных инфузий в течение дня сложных фармакологических композиций малых нейролептиков, ноотропов, церебропротекторов, антидепрессантов последнего поколения (ингибиторы обратного захвата серотонина), парентерального введения витаминов.

Таким образом, реактивные психозы, наблюдаемые нами у заложников и пострадавших в результате террористического акта, в клиническом отношении являлись гетерогенной группой психических расстройств. Выделенные нами группы больных отличались различными вариантами начала заболевания и степени выраженности отдельных сложных симптомокомплексов, синдромальным патокинезом, длительностью течения острого периода, разной психофармакотерапевтической резистентностью, что определяло дальнейший прогноз острого психоза. Представленные результаты по выявлению закономерностей развития реактивных психозов, причиной или провокацией которых являются теракты, позволяют адекватно прогнозировать клиническую картину психоза и оптимизировать лечебные и реабилитационные мероприятия у пострадавших пациентов.


Библиографическая ссылка

Боев И.В., Садовничий К.С., Якшин В.А., Золотарев С.В., Уваров В.В. ТИПОЛОГИЯ ПРИСТУПОВ РЕАКТИВНЫХ ПСИХОТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ У ПОСТРАДАВШИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО АКТА В Г. БЕСЛАН // Современные наукоемкие технологии. – 2005. – № 5. – С. 88-89;
URL: http://www.top-technologies.ru/ru/article/view?id=22963 (дата обращения: 25.10.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074