Научный журнал
Современные наукоемкие технологии
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,021

РЕАКЦИЯ НОРОК НА НОВЫЕ УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ

Яппаров А.Х.
Общий сдвиг метаболизма у норок отчетливо проявляется изменениями активности целого ряда ферментов крови и других биохимических компонентов, в частности таких, как трансаминазы, щелочная фосфатаза и лактат-дегидрогеназа.

Оказалось, что в доступной нам научной информации биохимические показатели крови норок имеют значительную вариабельность, что во многом объяснялось региональными особенностями природно-климатических условий их содержания, сезонностью и разнообразием методик исследований. К тому же биохимический анализ крови этих животных при выращивании в закрытых помещениях был проведен лишь в течение одного года и в основном за период выращивания молодняка - июнь - ноябрь. Естественно, что результаты таких исследований не могли глубоко и полно отразить в динамике специфику приспособительных реакций организма зверей.

Главная задача наших исследований - получить возможность сопоставить данные биохимического анализа крови родителей, находящихся уже более года в закрытом неотапливаемом помещении, и их потомства - первого поколения молодняка.

При изучении обменного процесса как важнейшего показателя физиологического статуса норок в сыворотке их крови определяли в динамике содержание общего белка, белковых фракций, глюкозы, аспартат (АсАТ) и аланин (АлАТ) аминотрансфераз, щелочной фосфотазы, общего кальция, неорганического фосфора и общих липидов.

В опыте нами было использовано 8 групп норок: 1-я - взрослые самки, размещенные в ангаре; 2-я - взрослые самцы, помещенные в ангар; 3-я -взрослые самки, содержащиеся в шеде; 4-я взрослые самцы, находящиеся в шеде; 5-я - самки, рожденные в ангаре; 6-я - самцы, полученные в ангаре; 7-я - самки, рожденные в шеде; 8-я - самцы, полученные в шеде.

Кровь у зверей была взята в феврале, в июле, в сентябре и в ноябре.

В начале исследований низкая активность АлАТ наблюдалась у взрослых самцов из шеда (Р<0,05), но к концу февраля она повысилась до уровня остальных групп зверей. В дальнейшем происходило ее увеличение у всех опытных групп. К ноябрю содержание этого фермента у всех подопытных норок уменьшилось, кроме самцов из шеда, где оно снизилось незначительно (Р<0,05). Достоверное различие в уровне активности было отмечено у самок в конце февраля; у самок в ангаре этот показатель был более низким (Р<0,05).

У молодняка норок изменение содержания АлАТ имело свои особенности. У самок из ангара отмечалось повышение активности фермента до конца исследований, с ее уменьшением в период с сентября по ноябрь (Р<0,05). У самцов из ангара уровень АлАТ к сентябрю снизился, а к ноябрю вновь возрос до первоначального. У самок в закрытом помещении он в сентябре был ниже, чем у самок в шеде, а у самцов в ангаре был ниже - во все периоды исследований (Р<0,05).

В связи с данными о том, что АлАТ и АсАТ в феврале имеют самую высокую активность (Берестов В.А.), мы провели в этот срок биохимические исследования сыворотки крови.

Оказалось, что в начале февраля содержание этих ферментов высокое, но к концу месяца резко снижается. Причем более значительно уменьшается активность АсАТ (Р<0,05) и эта тенденция сохраняется до июля. К сентябрю уровень АсАТ снова заметно возрос, но к ноябрю снова уменьшился (Р<0,05).

По сравнению с самками в шеде, у зверей в ангаре этот показатель был в 3,5 раза ниже, а в сентябре, наоборот, в 1,8 раза выше (Р<0,05). В этот же срок у взрослых самцов в помещении активность АсАТ была в 2 раза выше, чем у самцов в шеде (Р<0,05). У молодняка изменение уровня этого фермента несколько иное. У самок активность к концу исследований снизилась почти в 1,5 раза (Р<0,05), а у самцов она оставалась без изменения. Достоверное различие между этими показателями у самок из ангара и шеда отмечалось лишь в сентябре. Самки в ангаре имели в 1,4 раза более высокую активность этого фермента, чем самки в шеде (Р<0,05).

Активность щелочной фосфотазы (ЩФ) у взрослых самок с июля до сентября повысилась в 2,9 раза (Р<0,05) и к ноябрю оставалась на этом уровне. У самцов к концу февраля этот показатель снизился в 1,8 раза, затем возрос к июлю в 5,9 раза, а к сентябрю уменьшился в 1,4 раза и на таком уровне оставался до конца опыта (Р<0,05).

В июле норки из ангара имели более высокую активность ЩФ, чем звери из шеда.

У молодых самцов содержание ЩФ к сентябрю повысилось в 2,2 раза, но в дальнейшем уменьшилось в 1,9 раза (Р<0,05). У самцов из ангара активность ЩФ в июле и сентябре была более высокой, чем у зверей из шеда (Р<0,05), у самок же различия недостоверны.

Содержание общего белка в крови самок из ангара начиная с 28 февраля и вплоть до июля уменьшилось (Р<0,05) и на этом уровне сохранилось до конца исследований. Заметное снижение уровня общего белка у самок из ангара до сравнению с самками из шеда наблюдалось в конце февраля и в июле (Р<0,05).

У самцов из помещения этот показатель был ниже, чем у самцов из шеда, только в ноябре (Р<0,05).

Увеличение количества общего белка в крови молодняка всех опытных групп наблюдалось с начала до конца исследований. Достоверных различий по концентрации общего белка в крови между норками из ангара и шеда не просматривается.

С конца февраля у взрослых самок происходило увеличение содержания общих липидов, которое продолжалось до сентября, а затем к ноябрю отмечалось его уменьшение (Р<0,05). К этому же сроку у самцов, наоборот, этот показатель уменьшался, однако к сентябрю снова стал первоначальным. к ноябрю он вновь снизился (Р<0,05).

У молодых самок из ангара содержание липидов в сыворотке крови на протяжении исследований существенно не изменялось. У самцов оно к сентябрю возросло в 1,3 раза, а к ноябрю уменьшилось до первоначального. Существенных различий по уровню содержания липидов между молодняком, полученным в ангаре, и молодняком в шедах не установлено.

Взрослые самки в помещении по сравнению с самками из шеда на 1 и 28 февраля имели более низкое содержание глюкозы (Р<0,05). У самок и самцов концентрация ее достоверно снижалась вплоть до июля (Р<0,05).

К сентябрю содержание глюкозы в крови резко возросло. Наиболее низким оно отмечено у взрослых самцов из ангара в период с июля по сентябрь.

Самцы, рожденные в помещении, имели в сентябре в крови в 2,2 раза более низкий уровень глюкозы, чем самцы в шеде (Р<0,05). В остальные периоды различий между этими показателями в крови молодняка из ангара и шеда не наблюдалось.

Следует отметить, что на ноябрь концентрация глюкозы в крови молодняка наблюдалась в пределах физиологической нормы только у щенков из ангара, а у взрослых норок в помещении к концу февраля произошло повышение содержания альбуминов в сыворотке крови, а к июлю - снижение. В сентябре этот показатель возрос до значения, отмеченного в конце февраля (Р< 0,05).

У самцов в ангаре по сравнению с самцами из шеда в июле и в ноябре установлено снижение концентрации альбуминов (Р< 0,05). У самок такое явление отмечалось в ноябре.

Содержание альбуминов у молодых самок из ангара, по сравнению с самками из шеда, был достоверно ниже лишь в ноябре (Р< 0,05). В остальные периоды существенного изменения его не установлено.

У взрослых самок в ангаре к концу февраля произошло уменьшение количества альфа - глобулинов, которое существенно не менялось до конца исследований.

У молодняка изменения его были незначительны и недостоверны (Р< 0,05). Однако у самок в ангаре к ноябрю содержание альфа - глобулинов было выше, чем у самок из шеда (Р< 0,05).

Уровень бета - глобулинов в сыворотке крови в феврале был примерно одинаков у всех взрослых зверей. К июлю у животных в ангаре он не изменился, а в шедах возрос. В сентябре этот показатель у зверей в ангаре оставался без изменений, тогда как у животных в шедах заметно снизился.

На ноябрь количество бета - глобулинов у самок в помещении снизилось (Р< 0,05), а у самцов оставалось на одном уровне.

Заметной разницы в концентрации бета - глобулинов между взрослыми зверями, содержащимися в ангаре и в шеде, не наблюдалось.

У молодняка норок в помещении этот показатель существенно не изменялся, а у самок в шеде к ноябрю и у самцов к сентябрю, наоборот, значительно снизился (Р< 0,05).

Достоверное различие в концентрации бета - глобулинов отмечалось только между молодыми самками, у самок в ангаре этот показатель в ноябре был в 1,9 раза выше, чем у самок в шеде.

У взрослых самок в помещении изменение содержания гаммаглобулинов до июля было несущественным, а у самок в шеде количество этой фракции белка незначительно понизилось. К сентябрю этот показатель у самок в ангаре понизился до 9±0,9% (Р<0,05) и на этом уровне оставался до конца исследований.

У самцов происходило вначале его снижение к концу февраля, затем к июлю возрастание и к сентябрю вновь понижение, и в ноябре увеличение (Р<0,5).

Более высокий уровень гамма - глобулина в ноябре был отмечен у взрослых самок из ангара, чем у самок из шеда (в 1,8 раза). У самцов в помещении по сравнению со зверями из шеда в конце февраля этот показатель в 1,3 раза был более низким; более высоким в июле - в 2,3 раза и в ноябре - в 3,9 раза соответственно (Р<0,5).

У молодняка зверей различий в уровне гамма - глобулина не было во все периоды исследований.

Таким образом, на основании результатов изучения обменного процесса у норок, выращиваемых в условиях разработанного температурно-влажностного режима микроклимата закрытого неотапливаемого помещения, можно заключить, что изменения в крови активности АлАТ, АсАТ и ЩФ, количества общего белка, липидов и глюкозы, а также альбуминов, альфа-, бета- и гамма - глобулинов в ответ на новые условия содержания являются нормальным проявлением адаптационных реакций организма и эти показатели в целом в процессе выращивания зверей не отличаются существенно от показателей, полученных при традиционной технологии.

Изучалось также функциональное состояние щитовидной железы у норок в условиях содержания во многоярусных батареях клеток закрытого помещения. Исследования проводили на 30 норках расцветки «жемчуг», содержащихся в многоярусных батареях клеток закрытого помещения при микроклимате, регулируемом в зависимости от производственно-биологических периодов технологий производства шкурок. Контролем служило поголовье норок, содержащееся в шедах.

Анаболитические гормоны щитовидной железы - тироксин (Т4) и трий-одтиронин (Тз) в крови выявляли методом радиоиммунологического анализа (РИА) с использованием готовых отечественных наборов реактивов. Радиометрию проводили на гамма - счетчике «Сортидатта» (Швеция, Финляндия).

Результаты исследований показали, что уровень тироксина у зверей в ангаре до середины сентября существенно не отличался от контроля. Звери из ангара в этот период имели достоверно ниже уровень тироксина, чем контроль.

У норок, переведенных из ангара в шеды, при исследовании в период лактации (июль) произошло увеличение концентрации тироксина в крови. По-видимому, гипертироксинемия связана с процессами адаптации, происходящими в организме после изменения условий содержания.

Концентрация трийодтиронина у подопытных норок в период лактации была ниже, чем у контрольных. В июле, в связи с повышенной температурой внешней среды, концентрация Т3 снизилась до минимума (0,870±0,057 нмоль/л) как в шедах, так и в закрытом помещении. Понижение этого показателя, вероятно, связано с диффузной линькой норок. В связи с этим необходимо отметить, что гормоны щитовидной железы в период линьки и полного созревания первичного волосяного покрова зверей имеют низкую активность.

Следовательно, гормональный статус норок, содержащихся в шедах и в закрытых помещениях, не имеет достоверных различий. Несомненно, что изменения функциональной деятельности щитовидной железы связаны прежде всего с формированием волосяного покрова, интенсивным ростом и адаптацией пушных зверей.

Работа представлена на VI научную конференцию «Успехи современного естествознания», 27-29 сентября 2005г. ОК "Дагомыс" (Сочи). Поступила в редакцию 05.08.2005 г.


Библиографическая ссылка

Яппаров А.Х. РЕАКЦИЯ НОРОК НА НОВЫЕ УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ // Современные наукоемкие технологии. – 2005. – № 8. – С. 87-89;
URL: http://www.top-technologies.ru/ru/article/view?id=23508 (дата обращения: 15.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074