Научный журнал
Современные наукоемкие технологии
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,969

О НЕКОТОРЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ ПРИСВОЕНИЯ СТАТУСА «ПАМЯТНИК ПРИРОДЫ» ОБЪЕКТУ, ЯВЛЯЮЩЕГОСЯ СЫРЬЕВОЙ БАЗОЙ

Шатов А.А. 1 Сафаргалеева Е.А. 1
1 ОАО «Башкирская содовая компания»
В работе подробно рассмотрены некоторые проблемы с присвоением статуса «памятник природы» горе, являющейся источником сырья для производства соды. На примере шиханов Башкирии показано, что в природоохранных документах недостаточно чётко определены критерии и профили отнесения объекта к «памятнику природы». Предлагается решать этот вопрос на законодательном уровне с внесением изменения в действующие нормативные документы.
экология
памятник природы
шиханы
природные охраняемые территории
законы
1. Анучин Д.Н. К истории искусства и верований у Приуральской чуди //Материалы по археологии восточных губерний. – М., 1899.
2. Анучин Д.Н. К истории ознакомления с Сибирью до Ермака // Древности, т. XIV, 1890.
3. Анучин Д.Н. Охрана памятников природы. – М.: Типография И.Н. Кушнарёв и К0, 1905.
4. Бородин И.П. Охрана памятников природы // Природа и люди, 1911, № 12.
5. Конвец Г. Практика охраны памятников природы / пер. с нем. – Киев: Киевский Эколого-культурный центр, 2000.
6. Лаптев И.Д. Испытание разума // Педагогика, – М.: 1983.
7. Мельхеев М.Н. Географические названия Восточной Сибири. – Иркутск, 1995.
8. Реймерс Н.Ф., Штильмарк Ф.Р. Особо охраняемые природные территории. Мысль. – М., 1978.
9. Сафаргалеева Е.А., Шатов А.А. Право экологической безопасности и проблема природопользования (на примере шиханов республики Башкортостан). Фундаментальные исследования, № 6, 2013.
10. Шатов А.А. Кривая Кузнеца и проблема природопользования // Экономика и управление: научнопроизводственный журнал, № 5, 2011.

Все юридические, научные, социальные и культурно-исторические акценты в отношении природных охраняемых территорий расставлены с ударением на изъятии природных территорий из хозяйственной сферы. Но правильно ли это? Экономический рост – одна из основных задач государства. Если организация природных охраняемых территорий снижает экономический потенциал государства, то в этом случае переполнение парков туристами выглядит социально – экономическим недоразумением, а создание самих парков и других типов особо охраняемых природных территорий, в т.ч. «памятников природы» – явно ошибочно [4]. Приведём высказывание академика РАН Е.К. Фёдорова по этой проблеме: «Сохранение «естественного равновесия» во всём районе обитания, строго говоря, отвечает интересам лишь первобытного племени, существующего за счёт охоты и собирательства диких плодов и ягод, и то при стабильной его численности. Существование всех остальных форм общественного устройства, включающих рост численности и повышение жизненного уровня, обязательно связано с преобразованием окружающей среды в районе обитания».

Процесс освоения земель и нарушения экологического равновесия неравномерен. Он резко различен и в широко региональном плане и в локальном. В связи с этим нужда в пространственных системах природных охраняемых территорий не везде ощущается с одинаковой силой. Там же, где антропогенный пресс на экосистемы весьма силён, сеть охраняемых территорий оказывается недостаточной для успешной природоохранной деятельности. Требуется более высокая степень организации и управления, юридического статуса и охраны особо выделенных территорий. Возникают специализированные природоохранительные учреждения типа национальных парков, заповедников, заказников, памятников природы и т.д. Однако одновременно возникает конфликт между целями производства и рекреации, наукой и развлечениями, а самое главное встаёт вопрос, как далее развивать промышленность. Поэтому и появился вопрос, который будоражит общественное мнение и остаётся спорным вот уже несколько столетий, но усиливается в последнее время: не слишком ли больших потерь требуют экологи и «зелёные» у населения и промышленности, навечно изымая с заповедными территориями и памятниками природы естественные ресурсы? Оправдывает ли цель средства?

Разве можно возразить, что лес, вода, горы, травы и дикие животные нужны населению? Ответ на вопрос очевиден, но за ним скрывается огромной важности – и не только экономической – проблема: как взвесить эффективность использования и эффективность не использования, сохранения или не сохранения того или иного природного ресурса, как обеспечить действительно комплексное, сбалансированное освоение природных запасов сырья для промышленности? Что должно быть приоритетным в споре противоборствующих сторон? Сохранить первобытную природу и остановить развитие производства, отпустить безработных отдыхать и развлекаться в заповедных зонах, парках, любуясь памятниками природы или дальнейшее развитие производства с продуманной политикой в области охраны окружающей среды и памятников природы, не забывая при этом, что мы уже живём во «второй природе»? Природа едина, пользователь богатств в нашей стране один – государство, но в нём есть собственники земли, не только государственные, но и частные, так же как и потребители природных ресурсов, промышленные предприятия. Всё это является раздражающим фактором для определённой части населения, выступающих против передачи ресурсов под промышленную разработку, забывая при этом, что у «хозяев» предприятий работают тысячи наёмных работников.

Некоторые авторы [8] ставили во главу угла задачу не пассивной охраны природы и прежде всего генетического фонда планеты, а цель активного управления природными комплексами высокого иерархического уровня путём заповедания экосистем более низкого уровня. Заповедание определённого участка предстаёт не как изъятие его из хозяйственной сферы, а лишь как ограничение традиционного использования с передачей в особый хозяйственный цикл, социально-экономический может быть, по мнению авторов, более значимый, чем традиционные хозяйственные циклы. Заповеданный участок должен обеспечить долговременное экономическое развитие и саму возможность жизни и сохранения здоровья людей, а значит нужно изменить и подход к управлению природными охраняемыми территориями. По мнению этих авторов правомерно рассматривать систему охраняемых природных территорий как особую отрасль хозяйства, его равноправный сектор, обеспечивающий прирост валового внутреннего продукта (ВВП), правда, не прямо, а косвенно, через поддержание экологического баланса. На наш взгляд этот тезис спорный, особенно при рассмотрении особо охраняемой природной территории, как «памятник природы», который, например, первоначально, до присуждения ему такого статуса был запроектирован как источник сырья для крупного промышленного комплекса. Прирост ВВП за счёт поддержания экологического баланса так же вызывает сомнения, если учесть, что из-за отсутствия сырья будет остановлен крупный промышленный комплекс с выброшенными на улицу тысячами безработных.

Правомерно ли присвоение объекту, являющегося сырьевой базой, статуса «памятник природы»?

Существуют различные подходы при выборе участков для особой охраны. Первый, весьма древний и основанный на глубоком эмпирическом опыте – идея необходимости ресурсоохраны. Относятся к нему – водоохранные, почвозащитные, склонозащитные, лесозащитные и некоторые другие участки. Тревога из-за гибели видов живого – генетических ресурсов – причина второго подхода, возникают заказники и заповедники – резерваторы. Стремление сохранить красоты дикой природы, её эстетической ценности – причина третьего подхода. Данный интуитивно-эмоциональный подход привёл к созданию национальных парков и подобных им территорий – «памятников природы», рекреационного назначения. Ко всем трём подходам вторичным по отношению к ним следует выделить религиозно-культовые основания при присвоении статуса «памятник природы». Своеобразными «культовыми заповедниками» древних государств, в какой-то мере, соответствовали охраняемые участки, имевшие довольно широкое распространение у коренных народностей нашей страны, особенно у тех, которые сохранили в своей религии те или иные формы язычества (шаманизм и т.д.). Поводом к их охране вызывался не чувством любви к природе или пониманием значения и красоты её памятников, а религиозными верованиями. С этими памятниками природы связывалось известное почитание, известные религиозные мифы, а потому они, естественно, и охранялись от уничтожения и порчи [1]. Таковы многочисленные и широко известные «святые места», различные «шаманские рощи», горы, холмы и т.п. Такие места были неприкосновенными, буквально заповедными и охранялись шаманистами от всякого рода разрушения, добычи минералов, загрязнения и осквернения. Здесь не полагалось рубить деревья, ломать веточки, нарушать дёрн, косить траву [7]. Нельзя отрицать и чисто хозяйственные узковедомственные устремления самого различного типа, местные социально-психологические нужды, познавательные и научные цели при придании статуса «памятник природы». Иногда ситуация складывается таким образом, что, например, стоит гора, предназначенная для сугубо хозяйственных целей в качестве перспективного сырья для химического производства, а ей предлагается присвоить статус «памятник природы». На взгляд некоторых учёных, экологов, отдельных граждан, историков, культовых работников эта гора представляется более ценной в природном отношении, чем другая имеющаяся гора, особо оберегаемая или не оберегаемая, или подобной горы вообще нет. Как тут быть? По мнению большинства экологов, главным критерием при определении мест охраняемых природных территорий должны быть их функции, а не фактическое состояние тех или иных биоценозов. На наш взгляд, этот подход не совсем точно отражает функциональные особенности природных объектов – «памятник природы», их назначение и ценность. Все эти подходы и сами функции выделенных, так или иначе, участков (гор, холмов) весьма многообразны и порой трудноразличимы. Для лесопарка и защитной лесополосы, с точки зрения состояния окружающей среды по составу воздуха и кислорода в нём, такой подход будет очевиден, а, например, для горы неочевиден. Если охранными документами это чётко не определено, то может привести к непредсказуемым последствиям после присвоения горе, являющейся сырьевой базой, статуса «памятник природы».

Многообразие, комплексность, интегральность природных явлений столь тесна, что с экологических позиций оторвать ресурсоохранную функцию от сырьевой образующей, средообразующей или градообразующей практически очень трудно. Иногда бывает практически не возможно, что бы учесть все мнения: научные, национальные, религиозные, политические, эмоциональные и т.п. При пропаганде идеи ресурсоохранной функции необходимо выяснить, что следует понимать под «памятником природы», какому из них и почему требуется охрана. Необходимо с другой стороны, считаться с экономическими потребностями населения, с требованиями промышленности и т.д., с интересами различных представителей общества и частных лиц, с правом собственности и т.д. Не всякая скала, не всякий выход какой-нибудь замечательной горной породы, богатого ископаемыми известняка, требует охраны, а только там, где такие скалы или выходы редки или представляют известные особенности в эстетическом или научном отношении; недопустимо ставить преграды развитию промышленности запрещением. Нельзя препятствовать, например, добычи известнякового камня из горы (шихана), т.к. такой камень нужен для производства соды, цемента и эксплуатация его приносит доход населению, но возможно обставить эту эксплуатацию так, что бы были сохранены некоторые наиболее характерные или живописные участки скал и обнажений. Целесообразно, так же, рассмотреть вопрос о нахождении подобных месторождений или отдельных объектов в другом месте региона. Вообще вопрос о том, где и какие объекты природы должны охраняться, требует всякий раз особого рассмотрения; иногда ответ ясен и напрашивается сам собой, иногда очень сложен и нуждается в специальных доводах и доказательствах [5]. Можно лишь говорить о доминирующем значении той или иной функции. Особо спорные ситуации бывают по отношению к памятникам природы. Например, гора в одном месте может считаться памятником природы, а в другом месте не заслуживает никакой охраны в виду своей обыденности и наличия, подобных объектов в другом месте [3]. Не случайно, в начале 19 века в Европе единственный способ сохранения памятников природы был выкуп у их владельцев.

Термин «памятник природы», предложенный Гумбольдтом начал широко применяться в начале 19-го века и продолжает применяться во всём мире всё более и более. В России вопрос об охране памятников природы был поднят академиком И.П. Бородиным, по инициативе которого возникла в 1912 г. при Русском Географическом Обществе в Петербурге особая «Постоянная природоохранительная комиссия». Законодательно термин «памятник природы» впервые использован в ленинском декрете «Об охране памятников природы, садов и парков» (от 16 сентября 1921г.). Декрет предоставлял право Народному комиссариату просвещения … объявлять участки природы и отдельные объекты (животные, растения, горные породы и т.д.), представляющие особую научную и культурно-историческую ценность, неприкосновенными памятниками природы. Постановлением Совета Министров РСФСР от 23 сентября 1946 года, статья 9 «Об охране природы территории РСФСР» определение «памятник природы» было уточнено: участок природы, имеющий научное или культурно – историческое значение. Решением органов исполнительной власти – правительством России и субъектов Федерации природным объектам, таким как: вековой лес, роща среди целинных степей, роща среди степей, пещера, геологическое обнажение, водопад, скала, ущелье, озеро, дендропарк, лесопарк могли присвоить статус «памятник природы». Также допускалось отнесение к «памятникам природы» и других подобных объектов. В «Законе об охране природы в РСФСР», было сделано уточнение в определении «памятник природы»: режим государственных заповедников и заказников, объявляемые памятниками природы, устанавливаются как для значительных территорий, так и для небольших урочищ (рощи, озёра, участки долин и побережий). К ним отнесли так же отдельные объекты (водопады, пещеры, уникальные геологические обнажения, редкие или исторически ценные деревья и т.д.). На наш взгляд, в данном Законе также не достаточно точно и однозначно даётся определение «памятник природы» и довольно расплывчато, тем более наличие «т.д.» позволяло довольно субъективно относиться к отнесению объекта к памятнику природы. Некоторые авторы, поэтому, предлагали сохранить термин «памятник природы» за отдельными небольшими объектами, но и здесь была большая неопределённость, что в юридических документах недопустимо. Так, например, в 80-х годах прошлого столетия в России было выявлено около 6000 памятников природы. В большинстве случаев памятники природы представляли собой конкретный объект – старое дерево, валун, обнажение и т.д. В Федеральном законе № 33-ФЗ от 14.03.1995 года (редакция от 25.06.2012г., статья 25.1) даётся новое определение памятников природы. К ним отнесли уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения. В статье 25.2 этого же Закона, сказано, что памятники природы могут быть федерального и регионального значения. В Положение о памятниках природы федерального значения в разделе III, п.4 приведены основные категории памятников природы. Он значительно расширил перечень участков суши и водного пространства, а так же одиночных природных объектов, которые могут быть отнесены к памятникам природы (приложение к Приказу Минприроды России от 25 января 1993 г. № 15). На региональном уровне также были приняты законопроекты: закон Республики Башкортостан от 31.07.1995 № 5-а (ред. от 31.01.2013) «Об особо охраняемых природных территориях». Памятники природы – это уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы и их компоненты, а так же объекты естественного и искусственного происхождения (статье 25). Категории и профили памятников природы определены Постановлением Кабинета Министров республики Башкортостан (26.02. 1999 г., № 48, раздел 2) и приводятся в «Положение о памятниках природы». Категории: биологические, геологические, гидрологические, комплексные. Профили: ботанические, дендрологические, зоологические, геоморфологические, минералогические, палеонтологические, ландшафтные. Особо следует отметить, что о культовом профиле в Положение ничего не говорится.

О шиханах республики Башкортостан сказано очень много и спада публикаций не наблюдается. Более того, в мультимедийном проекте «Россия-10», призванный выбрать десять новых визуальных символов России посредством общенародного голосования, объект «Шиханы» по Федеральному Приволжскому округу поочерёдно, во время голосования, делил первые два места с Нижегородским кремлём. Вокруг голосования по объекту «Шиханы» на сайте «10Россия. рф» даже разгорелся скандал из-за массовой фальсификации голосов. Руководство федерального проекта вынуждено было периодически блокировать возможность голосования за объект «Шиханы». Всё это говорит о повышенном интересе к данному объекту. Шиханы (одиночные холмы, хорошо выделяющиеся в рельефе) Тратау, Шахтау, Юрактау и Куштау расположены вблизи города Стерлитамака республики Башкортостан. Шиханы представляют собой остатки древних рифов, образовавшихся в море, по разным источникам, свыше 230-270 миллионов лет назад. В камнях, из которых образованы шиханы, сохранились отпечатки древнейших растений и животных. Шиханы сложены из известняков, поэтому гора Шахтау используется в качестве сырьевой базы для ОАО «Башкирская содовая компания» (ранее ОАО «Сода») и почти полностью использована. Остатков сырья хватит ориентировочно на пять лет. По первоначальному плану развития предприятия предполагалось, что в перспективе в качестве сырьевой базы будет использоваться следующие шиханы, в первую очередь шиханы Тратау и Юрактау. Но они были объявлены правительством Башкирии «памятниками природы регионального значения» (Постановления Совета Министров Башкирской АССР № 465 от 17.07.1965 г. и № 212 от 26.12.1985 г.), что привело к большим проблемам для ОАО «Сода» [9,10].

Рассмотрим данный вопрос с юридической, научной, социальной и культурно-исторической точки зрения. С юридической точки зрения, на наш взгляд, отнесение отдельных объектов к особо охраняемым территориям, в т.ч. к памятникам природы, постановлениями органов исполнительной власти (правительством) не правомерно. Вопрос необходимо решать на законодательном уровне, в частности, Курултаем – Госсобранием республики Башкортостан, путём публичного обсуждения проблемы с учётом мнения различных сторон участвующих в решении данного вопроса. Одно дело, когда статус «памятника природы» присваивается одинокому дереву и другое дело, когда горе (шихану), источнику сырья на многие десятки лет для многотысячного коллектива тружеников. Представители политических партий, общественных объединений и отдельные депутаты должны иметь возможность высказаться по данной проблеме, провести общественное обсуждение, встретиться с избирателями, объяснить свою позицию, с выводами, к чему приведёт принятие решения о присвоении памятника природы объекту. Рассказать, какой положительный или отрицательный эффект получат жители близлежащих регионов, какой убыток будет нанесён промышленности региона и какая польза будет от этого жителям. С подобными проблемами столкнулись США в 1906 году. Возник спор между законодательной властью, в лице Конгресса США, и исполнительной властью, в лице Президента США, о полномочиях принятия решений по особо охраняемым территориям. В частности, ставился вопрос о том, чтобы Конгресс США принимал решения по паркам, а Президент США по памятникам природы.

Система природных охраняемых территорий эффективна до тех пор, пока каждый из её участников выполняет свою роль и пока она занимает определённый процент от площади региона. Поэтому частичное изъятие охраняемых территорий, порой необходимое в ходе хозяйственного развития, должно быть адекватно компенсировано с расчётом на сохранение общих функций системы. Но это должно быть утверждено на законодательном и юридическом уровне, иначе эффективность от природной охраняемой территории, в т.ч. памятника природы, может быть нулевой. Необходимо создавать условия для относительно бесконфликтного функционирования всех систем природы и общества, чтобы обеспечивать сохранение природного гомеостаза как основы для дальнейшего развития хозяйственной деятельности. Присвоение, например, месторождению известнякового сырья (шихану) статуса «памятника природы» Госсобранием республики Башкортостан не позволило бы высшему руководителю региона (Президенту РБ) единолично принимать решения: давать или не давать «памятник природы» под разработку месторождения полезных ископаемых. В этом случае бессилен будет и премьер-министр республики что-либо изменить. Отпадёт необходимость писать письма в разные инстанции, вплоть до Президента России. Отменить решение может только коллегиальный орган, который его принял, с учётом всех мнений заинтересованных сторон. Необходимо также в законе прописать порядок снятия статуса «памятник природы» с объекта, являющегося сырьевой базой для выпуска продукции стратегического назначения, кто может инициировать процесс, возможные компенсации (выкуп) за утрату статуса и порядок снятия. Если статус памятника природы Госсобранием республики не будет снят, то предусмотреть в Законе меры по бюджетированию затрат на разработку новых месторождений сырья. Должно быть записано за счет, каких средств (федеральных, региона, предприятия и т.д.), а так же действия органов власти по оповещению населения о начале разработки нового месторождения сырья. Оповещение необходимо для избежания волнений и протестов местного населения. Это случилось в Башкирии, когда Президент РБ отказался снять статус «памятник природы» с шихана Тратау, а при проведении геологоразведочных работ на выделенных альтернативных месторождений известняка – Каранское и Гумеровское – начались массовые протесты местных жителей под лозунгом защиты природы.

С научной точки зрения, шиханы Торатау и Юрактау, в виде отдельно стоящих гор, интереса не представляют. Всё, что можно было узнать о происхождении шиханов, химическом и физическом составе известняка, об окаменелостях, которые имеются в них, о других особенностях, можно было узнать по результатам наблюдений при разработке карьера шихана Шахтау. Возможно, в следующих шиханах имеются для науки неизведанные вещества, окаменелости и т.п., но без их разработки мы никогда не узнаем, что внутри гор находится, какая палеонтологическая ценность и что «похоронил» тропический океан сотни миллионов лет назад. Как можно изучить богатый органический мир шихана, например, трилобиты и гастроподы (типа ракообразных), из остатков растительного происхождения – водорослей (сине-зеленые водоросли – строматолиты), о которых пишут оппоненты, без горных работ? Относительно 19 видов «краснокнижных» видов редких растений (ясенец голостолбиковый, тимьян клоповый, тонконог желстколистый, полынь солянковидная и др.) на шихане Тратау и подлежащих охране животных (медянка, дыбка, богомол, бабочка аполлон и др.) ситуацию нельзя драматизировать. Подобные змеи, кузнечики, тараканы и растения находятся и в других районах Башкирии, России и мира. Так что природоохранная составляющая противников передачи шиханов под хозяйственную деятельность вызывает большие сомнения, если учесть противостояние этим растениям и животным тысячи безработных жителей Стерлитамака. Известный естествоиспытатель, географ и путешественник А. Гумбольдт в 1829 году совершил путешествие по Уралу, в т.ч. по его южным регионам, но о шиханах никаких заметок не сделал. Видный учёный, геолог и природовед Р. И. Мурчисон вместе с Е. Веонейль в 1841 году дважды пересёк Уральские горы от Оренбурга до Верхнеуральска и отсюда по Белорецкому тракту проехал до Стерлитамака. Но об уникальностях гор (шихан) в его записях ничего не сказано, был только составлен профиль Шахтау.

С социальной точки зрения, шиханы, представляют интерес как объекты, имеющие эстетическое и рекреационное значение. Там действительно можно провести мультигонку Shikhan Adventure Race – приключенческая гонка, состоящая из дистанций как для туристов и спортсменов, желающих проверить свои силы в мультиспорте. Можно совершить рекламное восхождение на вершину Торатау, как сделали это активисты регионального отделения и Центрального аппарата партии «Справедливая Россия», чтобы привлечь внимание жителей и сделать заявление: «Нельзя, чтобы такие уникальные памятники природы … уничтожались в угоду чьих-то интересов». Об интересах нескольких тысяч содовиков и их семей ничего не сказано. Можно провести у подножья горы праздник сабантуй, рок – концерт, как это делают местные власти и т.д. Но ясно одно, что рекреационного назначения, для отдыха, восстановления и поддержания здоровья шиханы не могут быть. Примером может служить судьба базы отдыха на озере Тугар – Салган, который тоже имеет статус «памятника природы» (Постановление Совета Министров БАССР от 26.12.1985 г.), что у подножья шихана Тратау. Местный предприниматель создал там зону отдыха: огородил озеро забором, установил столы, скамейки, навесы, мусорные ящики, есть всё, чтобы обеспечить комфорт и чистоту. Более того планирует провести сюда электричество, думает о переводе рекреационной зоны на всесезонный цикл работы. Однако, по мнению башкирской природоохранной прокуратуры, предприниматель осуществляет свою деятельность с нарушением закона. В статье 27, п.1 Закона Республики Башкортостан от 31.07.1995 № 5-а (ред. от 31.01.2013) «Об особо охраняемых природных территориях» говорится: «На территориях, на которых находятся памятники природы, и в границах их охранных зон запрещается всякая деятельность, влекущая за собой нарушение сохранности памятников природы». По-видимому, в новом Законе необходимо чётко определить, какие виды деятельности, включая создание рекреационных зон, можно проводить у памятников природы или, как это ни абсурдно, «на» памятниках природы. Из-за неточности в формулировках Закона появляются в информационных материалах предложения в «большой компании провести отдых «на» шиханах, где есть большое количество участков, где можно установить палатки и разжечь костёр, остановиться в горах на ночь». В таком случае нарушается Федеральный закон «Об охране окружающей среды» (статья 3), где говорится, что хозяйственная и иная деятельность органов власти, юридических и физических лиц, оказывающих воздействие на окружающую среду, должна осуществляться на основе принципа приоритета сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов. В статьях 4,59,60 этого же Федерального закона говорится отдельно о защите растений, животных, леса. Об этом же говорит статья 24 Федерального закона «О животном мире». Таким образом, юридически отдых на шиханах (горах) Тратау и Юрактау неправомерен.

Отдельно следует остановиться на проблеме шиханов с культурно-исторической точки зрения и их природной красоты. По нашему мнению это самый главный аргумент противников передачи их под разработку. При этом следует отметить, как писалось выше, в «Положение о памятниках природы в республике Башкортостан», в ред. Постановления Кабинета Министров РБ от 10.02. 2003 № 49, п.2.9, об этом профиле ничего не говорится. Приведём аргумент противников: «историки свидетельствуют, что эти горы почитали все жившие здесь народы. Для юрматинских башкир, потомки которых населяют близлежащие сёла, шиханы священны. И.И. Лепехин засвидетельствовал, что в его время (1768 г.) окрестные жители поднимались на Тратау только в исключительных случаях, предварительно выполнив определённые обеты; уносить что-либо с горы, считалось преступлением». Но далее И.И. Лепехин пишет, о чём забывают упоминать оппоненты: «Сожалея о башкирском заблуждении, а паче думая, что они отговариваются только для трудного на гору всхода, старался я им показать, что от горы ничего воспоследовать не может, и что она никакого обета не заслуживает». К, сожалению, об этом факте забывают, когда называют гору Тратау «священной». «Как может быть священной гора Тратау? Как можно ей поклоняться? Люди верят Аллаху и не поклоняются каким-то речкам, горам. Если придут ко мне, начнут у нас рекламировать поклонение природным объектам, я буду бороться», – возмущается имам – хатиб Ришад – хазрат Стерлитамака, по поводу визита к горе шейха Мехмет из Турецкой республики – Северный Кипр.

Выводы

У многих людей доминирует устремление сохранить нечто редкостное – виды, объекты, их сочетание, законсервировать что-то в прошлом широко распространённое, а теперь исчезающее. Здесь возникает ещё одна сторона значения особо охраняемого природного объекта – памятника природы – познавательно-информационная – как «музея в природе», эталонов естественной и нарушенной человеком природы и хранителей генетической информации. Безусловно, шиханы уникальное и невосполнимое явление природы, но в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях ценности не представляют. Можно отнести шиханы к музейному типу и можно признать, что это «чудо» природы, но появилось оно без волшебства и давно объяснено учёными. Необходимо признать, что ходить в музеи должны люди обеспеченные, уверенные в завтрашнем дне. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что с научной, социальной и культурно – исторической точки зрения присвоение статуса «памятник природы» шиханам Тратау и Юрактау не достаточно объективно и на данном этапе возможно снятие статуса «памятник природы» с шихана Юрактау для дальнейшего обеспечения сырьём ОАО «БСК». С юридической точки зрения, анализ вышеизложенных документов позволяет поставить вопрос о разработке нового Закона о памятниках природы или внести дополнения в действующий закон об особо охраняемых природных территориях. В него необходимо внести уточнения и изменения относительно придания статуса «памятник природы» объекту, являющегося сырьевой базой для промышленного предприятия, учитываю серьёзную неопределённость действующего Положения о памятниках природы. Если у властей Башкирии не возобладает здравый смысл к конструктивному диалогу, с участием всех заинтересованных сторон, то результат для работников ОАО «БСК» будет трагичен.

Кризис в отношениях между человеком и природой оказывается результатом кризиса в отношениях между людьми. Безусловно, он не определяется одними лишь социальными характеристиками, но именно социальные моменты позволяют – на современном уровне развития человеческой цивилизации – совершить тот коренной поворот во взаимодействии мира людей с миром природы, который уже давно назрел [6]. Коренной поворот во взаимоотношениях с природой могут осуществить совместно люди, состоящие членами общества равных, общества, не имеющего антагонистических классовых группировок (что трудно в наше время) и не зависящего от частных, выгодных (желательно всем) какой – либо группе, решений. К сожалению, в яростной борьбе противников, зачастую не компетентных в этой области, и сторонников, зачастую слабо отстаивающие интересы передачи шиханов под разработку, антагонистические настроения приобретают главенствующую роль. Изменить ситуацию, на данном этапе, может только тщательно подготовленный новый закон Башкирии о «памятниках природы» или внесение изменений и дополнений в действующий закон об особо охраняемых природных территориях. Он должен быть принят с участием всех политических партий, движений, депутатов разного уровня и кропотливая работа властей и руководителей разного уровня, в т.ч. собственников земель и предприятий.


Библиографическая ссылка

Шатов А.А., Сафаргалеева Е.А. О НЕКОТОРЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ ПРИСВОЕНИЯ СТАТУСА «ПАМЯТНИК ПРИРОДЫ» ОБЪЕКТУ, ЯВЛЯЮЩЕГОСЯ СЫРЬЕВОЙ БАЗОЙ // Современные наукоемкие технологии. – 2013. – № 12. – С. 139-146;
URL: http://www.top-technologies.ru/ru/article/view?id=33614 (дата обращения: 19.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252