Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,916

READINESS OF THE TEACHER (ANDRAGOG) FOR IMPLEMENTATION OF EFFECTIVE PROCESS OF PREPARATION AND ESCORT OF FATHERS OF REPLACEMENT FAMILIES

Zaluzhnаyа M.V. 1 Latyshev O.Yu. 1
1 Azov center of the help to children
Данная статья представляет интерес для специалистов, работающих с замещающими семьями. В ней представлена модель готовности педагога организации для детей-сирот к эффективному осуществлению процесса подготовки и сопровождения отцов из замещающих семей. Раскрыты основные составляющие данной модели, а именно мотивационно-ценностный, интеллектуально-творческий и операционно-технический компоненты. Представлены результаты исследования педагогов организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, экспериментальной и контрольной групп. Материалы статьи могут быть использованы в работе служб семейного жизнеустройства и сопровождения замещающих семей на этапе программно-методического проектирования и реализации работы с семьями граждан РФ. Также целесообразно их использование при составлении материалов лекций, семинаров и спецкурсов в федеральных государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования.
This article is interesting to the specialists working with replacement families. It includes the model of readiness of the teacher of the organization for orphan children to effective implementation of process of preparation and escort of fathers from replacement families is provided. The main components of this model, namely motivational evaluative, intellectual and creative, operational and technical components are opened. Results of the research of teachers of the organization for orphan children of experimental and control groups are provided. Materials of article can be used in work of services of the family device and maintenance of replacement families at a stage of program and methodical designing and implementation of work with families of citizens of the Russian Federation.
an andragog
preparation
maintenance
fathers from the replacing families

В свете современной политики российского государства педагогов детских домов переориентировали на работу с взрослым контингентом населения [5]. Это работа с кровными семьями «группы риска», подготовка опекунов, усыновителей в школе принимающих родителей, сопровождение замещающих семей и т.д.

Как правило, в организациях для детей-сирот преимущественно работают учителя-предметники, учителя дошкольного образования, детские педагоги-психологи, которые обучались методам и приемам работы с детьми, и у многих работа с взрослым контингентом вызвала внутреннее сопротивление.

Сегодня педагоги-практики понимают, что не все методы педагогики эффективны в работе с взрослыми людьми. В России впервые о специфике образования взрослых заговорили в начале 90-х годов после публикации труда С.И. Змеева «Технология обучения взрослых», в котором автор выделил андрагогику как новую отрасль знаний и наук об образовании [2]. Аналогичной точки зрения в своих трудах придерживаются исследователи Т.Н. Ломтева [4], И.А. Колесникова, А.Е. Марон, Е.П. Тонконогая [3], М.Т. Громкова [1], которые рассматривают андрагогику как одно из направлений педагогической науки. С их точки зрения, оно охватывает теоретические и практические проблемы образования взрослых. Андрагогику рассматривают как новую отрасль педагогической науки.

Этимология термина «андрагогика» происходит от греческого языка (андрос – мужчина, человек; агогейн – вести) и определяется как раздел теории обучения взрослого субъекта учебной деятельности, а также особенности руководства этой деятельностью со стороны профессионального педагога (андрагога). Если перевести буквально, то андрагогика – это «ведение взрослого человека», что является актуальным в процессе подготовки и сопровождения отцов из замещающих семей.

Но важно понимать, что психические процессы у взрослого человека протекают менее продуктивно, чем у ребенка, ввиду чего приобретают актуальность наиболее эффективные методы обучения. Для проектирования и реализации работы с отцами из замещающих семей имеет особую значимость внедрение следующего спектра методов андрагогики: тренинги, мастер-класс, дискуссия, игровой метод, тьюториалы, вебинар, метод кейс-стади и пр.

С точки зрения технологии обучения взрослых, особый акцент представляет личность андрагога. Компетентно осуществлять процесс работы и координировать сопровождение отцов из замещающих семей с применением андрагогических методов и форм работы могут исключительно высококвалифицированные специалисты (андрагоги). При этом подразумевается, что последние владеют рядом личностных качеств (открытость, эмпатийность, коммуникабельность, корректность, отзывчивость, и др.), техникой обучения взрослого контингента населения, владеют инновационными техническими приемами обучения и на регулярной основе реализуют процесс самостоятельного обучения.

В процессе работы с замещающими семьями мы исходили из предположения, что ее эффективность во многом зависит от того, насколько педагог организации для детей-сирот способен осуществлять данный процесс и работать с взрослым контингентом населения.

В ходе исследовательской работы нами была разработана модель готовности педагога (андрагога) к осуществлению эффективного процесса подготовки и сопровождения отцов из замещающих семей (рис. 1).

pic_114.tif

Рис. 1. Модель готовности педагога к работе с взрослым контингентом населения

Данная модель представлена следующими взаимосвязанными компонентами: мотивационно-ценностным, интеллектуально-творческим, операционно-техническим, содержательное наполнение которых отражает специфические особенности деятельности педагога (андрагога) в рамках реализации процесса подготовки и сопровождения отцов из замещающих семей.

Ведущее место в структуре готовности занимает мотивационно-ценностный компонент. Для педагога (андрагога) организации для детей-сирот, реализующего технологию работы с отцами из замещающих семей, важно глубокое понимание и принятие системы ценностей в области семьи, материнства, детства и отцовства. Только в том случае, если они будут восприниматься преподавателем как личностно значимые, могут стать основой внутренней позиции, которая определяет способность действовать в интересах общества, а также своих собственных. В условиях организации для детей-сирот основополагающее значение для специалиста, работающего с взрослым контингентом населения, имеет мотивация достижения успехов и целеполагание во всем «новом» в сфере жизнеустройства детей-сирот. Для профессионального развития педагога (андрагога) важна положительная динамика, заинтересованное отношение ко всем инновационным тенденциям, происходящим в сфере его деятельности.

Интеллектуально-творческий компонент готовности характеризуется показателями уровня сформированности педагогических, психологических, социально-правовых знаний в области семьи, материнства, детства и отцовства. Столь же принципиальное значение имеет при этом наличие у педагога (андрагога) творческо-организаторских способностей, так как работа с взрослым контингентом населения требует наличия креативного мышления и умения организовать взаимодействие в группе отцов на высоком уровне. На наш взгляд, ведущей силой процесса подготовки и сопровождения является личность педагога (андрагога). Его характер, мировоззрение, устремление, культура, знания, образ жизни, привычки, его эмпатия к людям и любовь к своей профессии.

Операционно-технический компонент готовности проявляется непосредственно во время практической деятельности педагога (андрагога) через проектирование и реализацию работы с взрослым контингентом населения, наличие опыта работы с данной категорией людей. Также значимыми являются знания и возможность применения андрагогических методов и форм работы. Признание педагога (андрагога) как высококвалифицированного специалиста в своей сфере деятельности, профессиональных качеств педагога (андрагога), на наш взгляд, также играет весомую роль.

Разработанная в ходе исследования модель готовности педагога (андрагога) к работе с взрослым контингентом населения дает возможность охватить в единой системе его специфику и способствует описанию и расширению знаний для преобразования и эффективного управления образовательным процессом. В условиях организации для детей-сирот актуальным на данный момент представляется переориентирование воспитателей на работу в качестве педагогов (андрагогов).

Эффективность реализации приведённой здесь модели во многом зависит от того, насколько педагог организации для детей-сирот способен работать с взрослым контингентом населения. Важно выявить готовность педагога (андрагога) к осуществлению процесса подготовки и сопровождения отцов из замещающих семей.

На этапе апробации нами было проведено экспериментальное исследование готовности педагогов Азовского центра помощи детям (АЦПД – экспериментальная группа, далее – ЭГ) – 17 педагогов и Шолоховского центра помощи детям (ШЦПД – контрольная группа, далее – КГ) – 12 педагогов к работе с взрослым контингентом населения, модели готовности которых представлены ниже (рис. 2, 3).

Анализируя полученные результаты, мы можем констатировать, что для педагогов АЦПД ценностные установки в области семьи, материнства, детства и отцовства как личностно значимых соответствуют: для 31 % – высокому уровню, 69 % – среднему, низкий уровень отсутствует. В КГ эти данные распределились следующим образом: 33 % педагогов продемонстрировали средний уровень, и 67 % – высокий, при этом низкий уровень также отсутствует. Для 69 % педагогов ЭГ, что соответствует среднему уровню, и 31 % – высокому, имеет место мотивация достижения успехов и целеполагание во всем «новом» в сфере жизнеустройства детей-сирот. Для 92 % педагогов ШЦПД этот показатель соответствует среднему уровню, и для 8 % – низкому, высокий уровень в этом случае отсутствует. Анализ профессионального развития педагога (андрагога), его заинтересованного отношения к инновационным тенденциям и положительной динамики саморазвития соответствует в ЭГ низкому уровню – 6 %, среднему – 75 %, высокому – 19 %. В КГ данные соответственно отличаются: низкий – 33 %, средний – 50 %, высокий – 17 %.

pic_115.wmf

Рис. 2. Модель готовности педагога АЦПД к работе с взрослым контингентом населения

pic_116.wmf

Рис. 3. Модель готовности педагога ШЦПД к работе с взрослым контингентом населения

Интерпретируя данные по трем составляющим, мы получили результат сформированности мотивационно-ценностного компонента. У педагогов АЦПД он находится на среднем уровне у 69 %, на высоком – у 31 %. В ШЦПД сформированность данного компонента на среднем уровне присутствует у 83 % педагогов, на высоком – у 17 %.

По следующему компоненту уровень сформированности педагогических, психологических, социально-правовых знаний в области семьи, материнства, детства и отцовства в ЭГ распределился следующим образом: 6 % – низкий уровень, 38 % – средний, 56 % – высокий уровень. В КГ этот показатель у 8 % имеет среднее значение, у 92 % – высокое. Так как работа с взрослым контингентом населения требует наличия креативного мышления и умения организовать взаимодействие в группе на высоком уровне, имеет важное значение наличие у педагога (андрагога) творческо-организаторских способностей. Так, в ЭГ для 19 % педагогов данный показатель соответствует низкому уровню, для 81 % – среднему, высокий уровень при этом отсутствует. В КГ высокий уровень по данному показателю отсутствует, средний уровень соответствует 33 %, низкий 67 %. Критерий, характеризующий личностные качества педагога для 44 % педагогов АЦПД соответствует высокому уровню, для 56 % – среднему, низкий уровень отсутствует. В коллективе педагогов ШЦПД данный критерий у 100 % педагогов соответствует среднему уровню, низкий и высокий уровни отсутствуют.

В целом сформированность интеллектуально-творческого компонента модели готовности педагога (андрагога) к работе с взрослым контингентом населения в ЭГ для 75 % соответствует среднему уровню, для 19 % – высокому, для 6 % – низкому уровню. В КГ высокому уровню соответствует 8 %, среднему – 92 %, низкий уровень отсутствует.

Наличие опыта продуктивной работы с взрослым контингентом населения соответствует высокому уровню (50 % в ЭГ), (0 % в КГ); среднему уровню 44 % в ЭГ, (50 % в КГ); низкому уровню 6 % в ЭГ и (50 % в КГ) испытуемых. Анализ уровня квалификации специалистов АЦПД и ШЦПД показал соответствие высокому показателю для 25 % опрошенных в АЦПД и 0 % для коллектива ШЦПД, среднему уровню для 44 и 0 % соответственно, низкому уровню 31 % в ЭГ и 100 % в КГ. Оценка уровня применения андрагогических методов и форм работы выявила высокий уровень для 44 % специалистов АЦПД и 92 % для ШЦПД, средний уровень 56 % и 8 % соответственно, низкий уровень в обеих группах отсутствует.

В целом, для оценки сформированности операционно-технического компонента данные для ЭГ выглядят следующим образом: низкий уровень – 6 %, средний – 63 %, высокий – 31 %; для КГ: низкий уровень – 58 %, средний – 42 %, высокий – отсутствует.

Таким образом, интерпретация результатов показала, что степень готовности педагогов организаций для детей-сирот к работе с отцами из замещающих семей распределена в ЭГ между «средним» и «высоким» показателями 62 и 38 % соответственно. В КГ 100 % испытуемых соответствуют индикатору среднего уровня готовности.

Полученные результаты свидетельствуют о необходимости повышения квалификации специалистов организаций для детей-сирот и обучения их андрагогическим методам и формам работы с взрослым контингентом населения на базе методических ресурсных центров, интегрируя передовой педагогический опыт через организацию инновационных курсов подготовки андрагогов на базе институтов повышения квалификации и переподготовки работников образования.